May 1st, 2017

Клятва трикстера

Уникальный случай

В Польше по делу об убийствах жителей Донбасса и пленных ополченцев задержали австрийца

ВЕНА, 30 апреля. /Корр. ТАСС Дмитрий Валеев/. Польские спецслужбы по запросу из Вены задержали 25-летнего гражданина Австрии, которого подозревают в участии в боевых действиях в Донбассе на стороне украинских сил, а также в убийстве безоружных ополченцев и гражданских лиц. Об этом сообщили в министерстве внутренних дел Австрии.
Как отмечается в сообщении, прокуратура австрийского города Винер Нойштадт (федеральная земля Нижняя Австрия) ведет в отношении задержанного австрийца расследование по делу о "военном преступлении против нескольких лиц" во время украинского конфликта. Ему заочно предъявлены обвинения в связи с "убийством сдавшихся солдат противника и гражданских лиц во время боевых действий на территории аэропорта Донецка".
"Он воевал не на стороне пророссийских сепаратистов, а на украинской стороне", - рассказал Австрийскому агентству печати представитель прокуратуры.Collapse )
Клятва трикстера

Не теребите им совесть!

Игорь Стрелков обратился с открытым письмом к Виктору Януковичу:

Неуважаемый Виктор Федорович!


...Если не хотите, то попробуйте достучаться до деградирующих мозгов этого Вашего "коллеги" и объяснить ему - остался последний шанс "встать твердо" и "пойти на принцип". Завтра будет уже поздно - окончательно и безповоротно.
Сделайте это ради себя-любимого. Ведь на пощаду Вам рассчитывать не приходится - Вас "сакрально" умучат, не смотря ни на какие унижения, на которые Вы, презренный трус, готовы пойти и с легкостью пойдёте.
Что до меня - то я не сдамся. Но личная судьба меня не слишком волнует (все мы смертны, и Вы, представьте, тоже).
"Вован" упускает последний шанс спасти Россию от смуты, пусть даже ценой тяжелой внешней войны.
Ибо смута в России всегда обходится в 10 раз дороже любых войн.
Collapse )
Клятва трикстера

К третьей годовщине Одесской Хатыни - отрывок (1) -"Сепара поймали!"

Он бежит к перекрестку и сворачивает за угол, на Греческую - одноименная площадь совсем рядом. Столько раз он бывал тут раньше, но сейчас... Хлуст удивленно замедляет шаг, оглядываясь на разбитые витрины, спотыкаясь на разобранных тротуарах из плитки.
Улицу не узнать. Опрокинутые мусорные баки, сожженные легковушки, хрустящие брызги стекла под ногами. К едкому запаху гари примешан кисловатый аромат пороха – словно над полем битвы.
И кровь – везде, тут и там, пятна и целые лужи. Некоторые совсем свежие - ярко-алые в центре, и потемнелые, свернувшиеся по краям.
Иногда среди крови – растоптанные «колорадские» ленточки.
Ветерок гоняет обрывки бинтов и какого-то грязного, цветного тряпья. Хлуст всматривается и понимает, что это разорванная на лоскуты футболка с гербом Одессы. Кажется, кто-то пытался сделать из неё жгут для перевязки.
А ещё среди выдернутых из мостовой булыжников катаются под ногой почернелые цилиндрики - гильзы от свето-шумовых гранат. Милицейские? Вряд ли… Хлуст поднимает одну и узнаёт маркировку.
Десять ящиков таких же вчера в Киеве он с побратимами загружал в «фуру».
Видно, что груз доехал и сработал, как надо!
Collapse )
Клятва трикстера

К третьей годовщине Одесской Хатыни - отрывок (2) - "Знамя над площадью"

начало здесь http://oleg-kulagin.livejournal.com/411894.html


… Крики, удары, плевки. Толпа беснуется от радостной злости – так словно, переключившись с полумертвого пленного на ещё не добитого Хлуста, она ощутила прилив энергии.
- Вали колорада! Мочи его! – возбужденно орут крепкие юнцы в шарфиках «Черноморца» - и теперь не вырваться, не объяснить.
- СТОП! – вдруг перекрикивает кто-то этот хищный хор. Бесцеремонно расшвыривает толпу «ультрасов». И странно, но они не сопротивляются – наверное, слишком хорошо знают голос? Расступаются, ослабляют хватку, как вышколенные псы.
И, наконец, удаётся рассмотреть хмурое лицо спасителя:
- Какой же это сепар, идиоты? Это же свой, это Хлуст!
В глазах Лесника читается искренняя радость. Придвинувшись своей массивной фигурой, он небрежно отпихивает пару фанатов, ещё пытающихся удерживать Хлуста за руки, и обнимает старого товарища. Тот пытается улыбнуться в ответ, но морщится от боли.
- Что такое?
- Рёбра…
- Извини, - торопливо ослабляет хватку Лесник, - Опять, как в Киеве?
- Хуже…
- Ага, паскудно выглядишь. Но кости срастутся, - подмигивает лукаво, - Главное, мозги на месте!
- Откуда знать, что он свой? - недовольно бормочет детина в каске и бронежилете, - Нечего было за сепаров заступаться…
- А он правильно вам сказал, дебилы! – огрызается Лесник, - Пленных сначала допрашивают. Всё остальное – потом!
Ультрасы виновато молчат. Раненого волокут куда-то на газон. Но главное, уже не бьют.
Лесник не оглядывается – в сущности, ему без разницы. Сейчас заместитель вожака первой сотни внимательно всматривается в лицо товарища:
- Знаешь, а я реально думал - тебя нет в живых. У нас тут странная информация… И Ворон полдня тебя разыскивает.
- Где он? – спохватывается Хлуст.
- Там, - Лесник кивает в сторону бокового входа в Дом Профсоюзов, - Наверное, уже внутри, наши сломали правые двери.
- Пошли!
Они торопливо протискиваются через толпу – Лесник топает впереди, бесцеремонно прокладывая дорогу, почти расталкивая всех на пути. Но никто не возмущается, красно-черная повязка с «волчьим крюком» расчищает дорогу не хуже кулаков.
Хлуст оглядывается - радостный гул опять накрыл Куликово поле. Что такое?
Человеческая фигурка выбирается на узенький карниз второго этажа.
Дым валит рядом из распахнутого окна. Значит, огонь теперь на лестнице, пожар отрезал пути к отступлению…
Сухие хлопки выстрелов. Пули бьют в стену – совсем рядом с беспомощно застывшей фигуркой.
Толпа радостно хохочет в тысячи глоток.
- Так нельзя! – морщится Хлуст, - Нельзя…
- Плевать, - отмахивается Лесник, - Наши уже внутри!Collapse )
Клятва трикстера

К третьей годовщине Одесской Хатыни - отрывок (3) - "До самого сердца бездны"

Начало здесь:

http://oleg-kulagin.livejournal.com/411894.html
http://oleg-kulagin.livejournal.com/412041.html


Водоворот последних событий пролетает в памяти. Столько ошибок и нелепостей за длинный майский день. Но ведь не зря?
Всё было не зря!
- Героям слава… - шепчет Хлуст. И даже не сразу слышит зовущий его голос.
Резко оборачивается.
Встречается глазами с замершим в дверях Вороном.
Целую секунду они смотрят друг на друга. Хлуст – почти со страхом, слишком много он успел наломать дров. А Наставник… Это кажется удивительным, но нет в его взгляде ни гнева, ни осуждения. Только радость и лёгкая укоризна:
- Где же тебя носило, сынок?
И руки раскинуты навстречу – словно, правда, отец дождался блудного сына.
Больше, чем отец!
Хлуст шагает навстречу и оказывается в осторожных объятиях:
- Как ты, хлопчик? Помяли тебя наши дураки?
- Я сам… сам виноват!
Он сбивчиво начинает рассказывать – всё, что с ним случилось с того момента, как он сел в маршрутку у стадиона «Черноморец». Вместе они выходят в коридор – Хлуст чувствует теплую руку Наставника на своём плече. И постепенно собирается с мыслями – стараясь не упустить детали, точно описывает рыжую спутницу спасенного им «колорада», пытается вспомнить такси, на котором те уехали:
-… Синяя «тойота». Последние две цифры номера 27 или 21… Да, 21 - это точно!
- А водитель – молодой, старый? Есть особые приметы? Думай, Олэкса! Найдём таксиста – легче будет отследить в какую нору они заныкались.
- Вроде, молодой – в красной бейсболке. Больше ничего не помню, - виновато вздыхает Хлуст, - После отключки, башка - вообще, как в тумане…
- Ладно, не заморачивайся, все равно от нас не уйдут, - в голосе Ворона нет раздражения. А в коридоре продолжается хаотичная суета. Несколько дверей уже взломаны, ещё пара – кажется, забаррикадированы изнутри. Теперь часть хлопцев обыскивают кабинеты, остальные пытаются прорваться через хилые сепарские баррикады. Опять удары, ругань. И отчаянный женский крик.
Хлуст вздрагивает.
- Фигня, - усмехается Наставник, - Просто хлопцы пуганули сепаршу.
- А-а-а!!! ПОМОГИТЕ, ЛЮДИ!
В окно она кричит? Толпа снаружи отвечает свистом и хохотом.
- Да заткни эту дуру! – ругается один из командиров звеньев. Вероятно у какой-то нервной тетки, и правда, случилась истерика. Ну и пусть. Ведь Ворон спокоен. Самое время вспомнить о главном…
- Ещё что-то?
Хлуст торопливо кивает. Опять машинально касается браслета из проволоки, выгнутой буквами «LOVE», у себя на левом запястье. Начинает говорить и голос его предательски дрожит. А Ворон кажется удивлённым:
- Что за Катя – та самая?
- Да, мы должны были встретиться перед тем, как всё завертелось. Но она вообще не причём. И если Чуб со своими хлопцами…
- ПОМОГИТЕ!
Падает что-то тяжелое. Хлопцы матерятся. В коридоре опять начинается суета – пара человек пробегают с палками, один с тяжелым ломом наперевес. Трещит сломанная дверь. Звенит разбитое стекло.
- ПОМОГИТЕ! ПОМОГИТЕ! А-а-а! – женский крик переходит в какой-то сдавленный визг, хрип.
Хлуст застывает, вслушиваясь. А с площади долетает многоголосое – «УКРАИНА! УКРАИНА!» Наставник чуть улыбается. Значит, всё идёт как надо? Ведь там, снаружи был беспредел юных отморозков, а здесь-то ситуация под контролем. И как бы не истерили бестолковые сепары – скоро их выведут из начинающего пылать здания, для их же безопасности…Collapse )