June 30th, 2015

Клятва трикстера

Галим ЯКУПОВ "Привет, кАрифан!"

Жизнь иногда подкидывает случаи, удивительнее любой выдумки...
--------------------
В ноябре 1990 года привезли нас — молодое пополнение — в учебный батальон войск связи Краснознаменного Дальневосточного военного округа. Помыли в бане, раздали обмундирование и начали гонять. Дни полетели однообразно быстро. Нужно было научиться армейским «забавам». К концу первой недели, за несколько дней до присяги, вся наша рота обратила внимание на одного из наших сослуживцев — рядового Худайбердыева. Уроженца Узбекистана.

Ему, на первый взгляд, легко и просто давалась солдатская наука. В отличие от нас, он ловко наматывал портянки, мастерски орудовал мастичной щеткой, безупречно заправлял койку, выполнял по двадцать подъемов-переворотов на турнике и вдвое больше подтягиваний. На нем не пузырились ни китель, ни шинель, а, напротив, очень здорово на коренастой, низкорослой фигуре сидела солдатская форма. Воротничок всегда был подшит ровной белой полоской, а пряжка ремня была начищена до блеска. Худайбердыев внешне полностью соответствовал типажу старослужащего, но таковым не являлся. Более того, манера держаться в общении с сержантами выдавала в нем человека независимого и знающего себе цену. Возможно, последнее обстоятельство осталось бы нами не замеченным, но сержанты нашли способ сосредоточить внимание.

— Худайбердыев, выйти из строя! — рыкнул сержант Степанюк.

— Есть, кАрифан! — во всю глотку, бодро гаркнул Худайбердыев, затем отпечатал два шага вперед.

Пауза. Рота затаила дыхание, предвкушая продолжение зародившегося конфликта. Спертый казарменный воздух наполнился ароматом драматизма происходящего. Еще бы! Такого издевательского панибратства в отношении к сержанту учебного подразделения трудно было себе представить.

— Шшштттооо?! — паровозным гудком вырвалось из груди Степанюка. — Обурел, салабон! Фанеру к осмотру! — выкрикнул сержант, энергично направившись к солдату и занося кулак в направлении груди Худайбердыева.Collapse )